Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



EXTREMA FREQUENTER UNA HABITANT
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:35 

Голосование.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.

Вопрос: Понравилось?
1. Дизайн  23  (38.33%)
2. Аватары  18  (30%)
3. Профиль  19  (31.67%)
Всего: 60
Всего проголосовало: 26
11:07 

21 июня 1889 г. День первый.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
Моя привычка к составлению записей и заметок не исчезла и после женитьбы. Конечно, последние три месяца появилось много забот, ведь практика доктора Фаркера, купленая мною в Паддингтоне, была в не очень хорошем состоянии. И времени на то, чтобы отредактировать и систематизировать старые записки у меня почти не оставалось. Но сейчас июнь, пациентов стало немного меньше и можно начать новый блокнот, который подарила мне моя дорогая Мэри.
Она заметила, что старый блокнот для ведения записей о преступлениях, расследуемых моим дорогим другом Шерлоком Холмсом, у меня уже закончился, и я не мог продолжить свои записи из-за отсутствия нового.
Моя драгоценная жена сейчас занята ведением дел, а у меня выдалась свободная минута.
Последний мой дневник закончился описанием дела "Второе пятно". Оно связано с интересами высокопоставленных лиц и долгие годы нельзя будет его предавать гласности.
Как жаль, ведь это дело так хорошо иллюстрирует аналитический метод Холмса!
У меня даже осталась стенограмма беседы, в которой мой дорогой друг рассказывает все, что доподлинно произошло, месье Дюбюку из парижской полиции и Фрицу фон Вальдбауму, известному специалисту из Данцига, которые потратили немало энергии, распутывая нити, оказавшиеся второстепенными.
Но пока лондонская преступность мирно спит и не предоставляет моему другу возможности для применения своих дедуктивных способностей. Мы не виделись уже около недели, и меня, признаюсь, тревожит состояние Холмса.
Он блестяще закончил дело, но в тот вечер, когда я уже собирался поехать домой, моему взгляду снова предстали все зримые признаки его скуки.
Холмс сидел в кресле, обняв колени, задумчивый, похожий на одну из тех птиц, что гнездятся в горах. Они способны долгое время парить в восходящих потоках потоках воздуха, но и им приходится опускаться на землю. Или садиться на ветви деревьев.
И ящик, в котором всегда лежит его несессер с кокаином был приоткрыт.
Если раньше я присутсвовал рядом и мог хоть как-то повлиять, то сейчас... но о чем я пишу?
Следует завтра навестить моего дорогого друга и узнать о его самочувствии. Сегодняшний же день будет посвящен моей практике, моим черновикам - истории о "Знаке Четырех" скоро предстоит увидеть свет - и моей драгоценной жене.
Что ж, закончим пока на этом. Мои пациенты ждут меня.

Вопрос: Понравилось?
1. Голосуй.  22  (100%)
Всего: 22

@темы: Ad notam - "для заметки", Amor non est medicabilis herbis - "нет лекарства от любви", В мире нет ничего лучше и приятнее дружбы; исключить из жизни дружбу — всё равно, что лишить мир солнечного света.

URL
21:45 

21 июня 1889 г. День первый, вечер.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
День прошел довольно спокойно, пациентов почти не было.
Но вечером, когда мы с моей дорогой Мэри заканчивали ужин, пришел посыльный и принес письмо.
Письмо, которое заставило меня встревожиться, и, как ни странно это говорить, обрадоваться.
Потому что в нем содержалась и просьба и загадка, которая могла бы заинтересовать моего друга и избавить его от скуки.

Привожу здесь же письмо:

Брайарбрэ, Уокинг.

Дорогой Уотсон, я не сомневаюсь, что вы помните "Головастика" Фелпса, который учился в пятом классе, когда вы были в третьем. Возможно даже, вы слышали, что благодаря влиянию моего дяди я получил хорошую должность в министерстве иностранных дел и был в доверии и чести, пока на меня не обрушилось ужасное несчастье и не погубило мою карьеру.

Нет надобности писать обо всех подробностях этого кошмарного происшествия. Если вы снизойдете до моей просьбы, мне все равно придется вам рассказать все от начала до конца.

Я только что оправился от нервной горячки, которая длилась два месяца, и я все еще слаб. Не могли бы вы навестить меня вместе с вашим другом, мистером Холмсом? Мне бы хотелось услышать его мнение об этом деле, хотя авторитетные лица утверждают, что ничего больше поделать нельзя. Пожалуйста, приходите с ним как можно скорее. Пока я живу в этом ужасном неведении, мне каждая минута кажется часом. Объясните ему, что если я и не обратился к нему прежде, то не потому, что не ценил его талантов, а потому, что с тех пор, как на меня обрушился этот удар, я все время находился в беспамятстве. Теперь сознание вернулось ко мне, хотя я и не слишком уверенно чувствую себя, так как боюсь рецидива, что могу, как вы видите, только диктовать. Прошу вас, приходите вместе с вашим другом.

Ваш школьный товарищ Перси Фелпс


Милая Мэри заметила, как я встревожился при прочтении этого письма. И обсудив все с ней, решил завтра же утром ехать к Холмсу. Благослови Бог мою Мэри.
Иногда я думаю, что не заслуживаю этой женщины.

@темы: Ad notam - "для заметки", Amor non est medicabilis herbis - "нет лекарства от любви"

URL
23:14 

21 июня 1889. День первый, поздний вечер.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
Не могу уснуть, в душе странное смешение детской восторженности и тревоги. Мне остается только ждать утра и надеяться, что мой дорогой друг возьмется за расследование этого дела.
От бессонницы начал разбирать материалы за 1887 год и на дне коробки обнаружил гравюру.
Нужно будет оформить ее в раму и повесить в кабинете.
Этакое своеобразное напоминание - memento mori.
В 87м в Лондоне была выставка картин художника из Российской Империи с трудновыговариваемой фамилией Vereschagin.
Я бы и не пошел туда, если бы мой бывший сослуживец, майор Джонсон не рассказал мне о ней. Да еще и с таким восторгом, хотя, как мне было известно, из всех искусств его больше всего влекло искусство винопития.
Но Джонсон был восхищен, и я все же заинтересовался выставкой и сходил туда. И могу свидетельствовать со всей ответственностью - ни минуты не пожалел об этом. Конечно, в наших музеях и картинных галереях достаточно прекрасных и гениальных полотен, но человек который сам участвовал в войне может рисовать ее как никто другой.
Натура войны безжалостна, но зов ее слышится в сердце каждого мужчины.

Я купил гравюру в память об этой выставке, и пусть она не отражает и половины впечатления о картине, но может служить мне ее образом.

@темы: Optimum medicamentum quies est - "лучшее лекарство - покой.", Ad notam - "для заметки"

URL
13:20 

22 июня 1889 г. День второй.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
22.06.2011 в 04:32
Пишет Sh. Holmes:

22 июня 1889 г. День второй.
Проснулся я рано. Выждал час, разглядывая потолок, потом разбудил миссис Хадсон и предупредил, что завтракать не буду - чай я и сам могу заварить.
Туман рассеялся, зато ветер тянет на город тучи.
Остаётся придумать, как убить этот день.
Я открыл в гостиной окна - улица постепенно просыпалась. Этот шум даёт хоть какую-то иллюзию жизни.



 

URL записи

@темы: В мире нет ничего лучше и приятнее дружбы; исключить из жизни дружбу — всё равно, что лишить мир солнечного света., Consuetudo est altera natura - "привычка - вторая натура"

21:43 

22 июня 1889 г. День второй, после обеда.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
Вернувшись от Холмса в раздосадованном состоянии, я некоторое время не мог успокоиться.
Мне казалось, что это его ребяческое - ведь и впрямь ребяческое! - поведение не влезало ни в какие рамки. Он никогда раньше не отказывал людям, особенно если у них были действительно серьезные проблемы.
Я знал своего друга, как одного из самых великодушных людей в этом мире, и вот такие капризы...
Отрицательно качнув головой на вопрос моей дорогой Мэри, я поднялся в кабинет.
Что ж, может быть работа успокоит меня и примирит с тем, что произошло сегодня утром.
Через полчаса, когда я уже выпил чаю и немного успокоился, в дверь кабинета постучала Мери-Джейн, наша служанка и сообщила, что ко мне пациент.







 
запись создана: 21.06.2011 в 15:20

@темы: Optimum medicamentum quies est - "лучшее лекарство - покой."

23:34 

22 июня 1889 г. День второй, вечер.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
Пишет д. Джон Уотсон:
21.06.2011 в 21:13


Усталость брала свое, но не спуститься к ужину я не мог.
Разговор с профессором отодвинул в сторону мою обиду, и она затаилась внутри, как лиса в норе. Но, хватит, хватит об этом.
Меня ждет моя Мэри.
И это то, что делает этот день хорошим. Не смотря ни на что.
Я открыл дверь нашей столовой и вошел.
Моя драгоценная жена уже сидела за столом и подняла голову, услышав мои шаги. Ее теплый взгляд заставил почувствовать, что этот мир существует не зря.
- Добрый вечер, миссис Уотсон.
Я улыбнулся и, взяв ее ладонь в свои руки, поцеловал тонкие пальцы.

URL комментария

@темы: Amor non est medicabilis herbis - "нет лекарства от любви"

15:20 

Вечер 22 июня 1889 г.. Воспоминания.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
Лежа без сна в своей постели, я думал о том, как много дала мне жизнь.
Но кому много дается, с того много и спросится.
Я вспоминал свое детство - оно не было безоблачным - отец был азартным игроком и, случалось, ставил так много, что потом приходилось закладывать драгоценности матери. Но не смотря на это родители любили друг друга и нас, своих детей. И постарались сделать все, чтобы мы смогли достойно устроиться в жизни.
Но детство кончилось, и прошло отрочество и юность...
Первым из жизни ушел отец. Так же ярко, как и делал все - и соседские дети, которых он вытащил из огня смогут подтвердить, что Джеймс Уотсон отдал свою жизнь не зря.
Через две недели после похорон ушла мама. Она умерла во сне, и на службе, когда ее отпевали, все говорили, что не выдержало сердце, и бедняжка умерла от горя...
О том что это скорее всего было самоубийство знал я и догадывался брат.
Ее похоронили рядом с отцом.
Я работал хирургом в больнице Святого Варфоломея, потом вступил в должность военного врача и отправился в Индию.
Когда я вернулся - раненый и с отсутствием каких бы то ни было планов и перспектив, я узнал о смерти брата.
В то время жизнь мне казалась пустой и одинокой.
До тех пор пока я не познакомился с Холмсом.
Я помню этот день так же как сейчас - первый взгляд, который он метнул в меня, чуть ироничную улыбку.
И с тех пор уже семь лет - и каждый день, даже такой как сегодняшний, мне хочется благодарить небеса за то, что этот человек есть в моей жизни.
И вот уже три месяца как я благодарю небеса за мою Мэри.
Но меня страшит будущее. Что оно принесет нам? И смогут ли два самых дорогих для меня человека жить мирно?

Вопрос: Понравилось?
1. да  17  (100%)
Всего: 17

@темы: В мире нет ничего лучше и приятнее дружбы; исключить из жизни дружбу — всё равно, что лишить мир солнечного света., Amor non est medicabilis herbis - "нет лекарства от любви"

URL
08:17 

Письмо, написанное и сожженное доктором Уотсоном ночью 23 июня 1889

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
Tibi et igni.
Тебе и огню.

Это все глухой час ночи и тишина, это всего лишь сны. Прости мне. Прости.
Никто никогда не увидит этого письма, я сожгу его, как только поставлю последнюю точку.
Глухой час ночи и никого рядом. Моя драгоценная Мэри уже спит. А я засиделся в кабинете и заснул за столом. Но я уверен, эти сны - они не от неудобной позы, они от отсутствия рядом.
Я не знаю, как мне сказать, как доверить бумаге то, что приходит ко мне в ночи. В этих снах нет ничего, что могло бы оскорбить, ничего, что могло бы отвратить. В них есть взгляды - твои взгляды и улыбки - такие редкие и бесценные. Твои прикосновения - не несущие ничего кроме дружеского участия, но почему тогда внутри разгорается жар, сравнимый с индийским полднем?
Я чувствую себя предателем.
Я предаю обоих, когда пишу это.
Мэри, мою нежную и верную Мэри, мой мой дом, мою крепость...
И тебя, мой дорогой друг. Тем, что вижу эти сны. Тем, что пишу сейчас это. Потому что мне уже далеко не двадцать лет, когда студенческие шутки завершаются шалостью и забываются за ненадобностью. Потому что это - самое дорогое, что у меня есть.
Ты и Мэри, Мэри и ты.
Я предаю ее тем, что осмеливаюсь думать и чувствовать то, что не положено чувствовать мужчине по отношению к другому мужчине. Потому что это уже не нежная дружба, это что-то большее. С моей стороны. Господи, как же это жутко. Суметь признаться себе в том, что...
Я не могу это написать. Бумага не выдержит.
Я закрываю глаза и вспоминаю - ее сонную и светлую улыбку, когда она просыпается, завитки волос на ее нежной шее и взгляд. О, эти глаза, которые не лгут. И никогда не лгали мне.
И твой взгляд - то ироничный, то насмешливый, то встревоженный... Но полный нежности - тогда, когда я не могу видеть этого.
Но это же не значит, что я не могу почувствовать.
Но если эти сны не лгут, если предположить, что они доносят до меня то, что я не замечал днем...
То я предал тебя раньше, чем предал Мэри.
Прости мне.
Прости.

Вопрос: Стоило ли его писать?
1. да  25  (100%)
Всего: 25

@темы: Tibi et igni - &quot, тебе и огню&quot

12:20 

23 июня 1889 года. Утро. Запись в блокноте.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
Иногда мне кажется, что существуют люди, рожденные для свого дела. Одним из таких людей является мой дорогой друг, Шерлок Холмс.
Они живут ради своей профессии и, иногда, умирают из-за нее. Но всегда остаются людьми своего дела.
В список таких людей, мне кажется, стоит внести инспектора Лестрейда и юного Хопкинса. Каждый из них по-своему, конечно, но создан для своей профессии. Лестрейд, словно ищейка, способен идти по следу и вцепляться в добычу так, что извлечь ее из его хватки может только Шерлок Холмс. И Хопкинс - восторженный и готовый всегда учиться новому - он иногда напоминает мне самого себя - в те первые дни знакомства с Холмсом, когда все рассказанное моим другом казалось великим откровением.
Хотя мне так по-прежнему кажется.
Что касается меня самого - я не считаю, что медицина, о... ну или писательство - это мое призвание. Человек, созданный для своего дела должен, как мне кажется, не мыслить своей жизни без него.
Я же могу вполне прожить не принимая пациентов и день и два, и месяц. Да и прожить - не написав и строчки в день - вполне можно.
Это скорее не призвание, а способ проведения времени и зарабатывания денег.
Но есть кое-что, без чего я чувствую себя пустым и бесполезным - это участие в расследованиях моего друга.
Предположить, что я создан для того, чтобы ассистировать моему другу было бы слишком самонадеянно, поэтому завершим эти странные рассуждения одним единственным выводом.
Я не рожден для какого-то конкретного дела, но мне оставленная возможность выбирать дело по себе.

Вопрос: Так ли это?
1. Да!  16  (100%)
Всего: 16

@темы: Ad notam - &quot, Consuetudo est altera natura - &quot, В мире нет ничего лучше и приятнее дружбы, для заметки&quot, исключить из жизни дружбу — всё равно, что лишить мир солнечного света., привычка - вторая натура&quot

URL
23:57 

23 июня 1889 года. Утро.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
Утро я встретил в растрепанных чувствах. Тот порыв, следы которого лежали пеплом в камине, оставил меня совершенно разбитым.
И хоть я старался бодриться, но мне кажется, что Мэри заметила мою несобранность.
И надеюсь, списала ее на вчерашнюю ссору с Холмсом.Моя милая Мэри, ангел, что послан мне небесами.
Она ушла на прогулку, а я отговорился неразобранными делами и скрылся в кабинете.
Я подошел к окну и открыл его, впустив в кабинет холодный воздух, чтобы изгнать призраки ночи и искру огня, что все еще вспыхивала во мне.




 
запись создана: 22.06.2011 в 13:18

@темы: Amor non est medicabilis herbis - "нет лекарства от любви"

11:42 

23 июня 1889г. Вечер.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
Весь день прошел так неожиданно хорошо, что я сел за вечерний разбор почты в более радужном настроении, чем обычно.
И среди писем от старых пациентов и счетов обнаружилось письмо от мистера Истмена.
pay.diary.ru/~ProfessorMoriarty/p163362146.htm
Я его внимательно прочел и немедленно сел писать ответ. Мистре Истмен показался мне приятным и заслуживающим уважения человеком, с кототым стоит поддерживать отношения, но времени уже не оставалось так что я черкнул ему короткую записочку.

Добрый день, мистер Истман.
Благодарю вас за письмо, и рад, что вы придерживаетесь моих рекомендаций. По поводу эвкалиптового масла - могу посоветовать вам одну аптеку на Эбби-роуд. Там всегда есть масла различных растений - даже самых экзотических. Полоскать горло действительно необходимо три раза в день, видимо, я не написал этого вам в рецепте, mea culpa est.
Что же касаетсяживописи, я всегда рад обсудить ее с вами.
Мы с женой будем вас ждать во вторник, к ужину.
С уважением, доктор Джон Уотсон.

@темы: Ad notam - "для заметки", Optimum medicamentum quies est - "лучшее лекарство - покой."

13:27 

24 июня 1889 г.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
26.06.2011 в 16:24
Пишет Sh. Holmes:

24 июня 1889 года. Утро
С утра я был полон сил и ждал Уотсона, чтобы поехать с ним к мистеру Фелпсу.
Необходимо было уточнить кое-какие детали, а там остаётся только разоблачить преступника.
Именно этот момент так нравится читателям рассказов, которые пишет доктор.
Обычно всё бывает намного буднишнее, но на сей раз я собирался немного развлечься.

URL записи

13:37 

25 июня 1889

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
26.06.2011 в 19:03
Пишет Sh. Holmes:

25 июня, после завтрака
Счастливого мистера Фелпса отправили на вокзал. Договор пока что остался у меня в сейфе. Я сам собирался отвезти его лорду Холдхэрсту.
Дело было закрыто. Я взглянул на Уотсона, замечая на его лице следы бессонной ночи, и, боюсь, что не раздумья о загадке были тому причиной.
Достав сигарету, я чиркнул спичкой и закурил.
- Вы не перевяжете мне руку, мой друг? Бинты тут, в шкафу.

URL записи

15:32 

25 июня 1889. Ближе к вечеру

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
27.06.2011 в 10:43
Пишет Мэри Морстен:

25 июня, ближе к вечеру.
Вчера от миссис Хадсон я вернулась в приподнятом расположении духа, и остаток вечера и сегодняшнее утро провела в приятной компании томика Диккенса. Иногда совершенно необходимо было остаться в полном одиночестве и уделить время себе исключительно, но после полудня я поймала себя на том, что все чаще нетерпеливо поглядываю на часы в ожидании возвращения мужа. Надеюсь, у них там ничего не стряслось: если верить запискам Джона, мистер Холмс иногда отличается удивительной небрежностью в отношении безопасности!..
Наконец, уже ближе к ланчу, раздался стук. Я позволила Мери-Джейн открыть, но степенно сидеть в гостиной было выше моих сил, и я вышла в холл вслед за ней.
- Джон, милый. Ну как все прошло? Надеюсь, все в порядке? - улыбнулась я.

URL записи

@темы: Ad notam - "для заметки"

15:38 

26 июня 1889 г.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
В совершенно растрепанных чувствах я провел все утро.
Пытался сосредоточиться, но так ничего и не вышло. Сообщил Мэри о том, что еду в клуб и действительно поехал.
Где-то в центре Лондона отпустил кэб и некоторое время просто ходил по улицам, пытаясь думать, что все же делать со своей жизнью, и вообще моггу ли я что-то с ней сделать. Так не придя ни к какому решению, я устроился в пабе и заказал пинту темного и обед.
Есть не хотелось, но пить просто так я не имел привычки.

@темы: Amor non est medicabilis herbis - "нет лекарства от любви", Ad notam - "для заметки"

16:21 

27 июня 1889

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
Я сбежал. Сбежал из дома утром, под предлогом поездки к пациенту. Я и впрямь заехал к нему и даже дал рекомендации, но...как же это неправильно. Как же это неправильно. Я дышать без него не могу, но и обманывать Мэри - мерзко и больно.
Я люблю ее.
Мне не поверят, зная всю эту историю. Вряд ли кто-то поверит, что можно любить обоих.
Но мне страшно быть сейчас в доме, потому что я не знаю, что сказать ей - ложь - но она всегда знает, когда я ей лгу.
Правду - невозможно и немыслимо.
Только когда кэб остановился на Бейкер-стрит я очнулся от своих размышлений и почувствовал себя счастливым.
Я увижу Холмса.

@темы: Amor non est medicabilis herbis - "нет лекарства от любви", В мире нет ничего лучше и приятнее дружбы; исключить из жизни дружбу — всё равно, что лишить мир солнечного света.

23:05 

28 июня 1889 г.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
В этот раз я действительно занимался пациентами. В общем-то не было действительно серьезных случаев, так что я подъезжал к дому в довольно спокойном настроении.
После нескольких дней метаний и горечи я понял, что запутался окончательно и решил, что пусть жизнь идет как идет. Еще хотя бы некоторое время, пока можно.
Домой я зашел тогда, когда обеденное время уже прошло, отдал шляпу Мери-Джейн и отдал ей распоряжения по поводу ужина.
Она пыталась что-то мне сказать, но я не обратил внимания, занятый своими мыслями.
Так что фразу, произнесенную знакомым голосом я услышал только входя в гостиную и замер на пороге.
В комнате Холмс разговаривал с Мэри...
и ...
О господи! Только что, открытым текстом сказал ей о том, что...
pay.diary.ru/~marymorstan/p163494472.htm

@темы: Amor non est medicabilis herbis - "нет лекарства от любви", Tibi et igni - тебе и огню, В мире нет ничего лучше и приятнее дружбы; исключить из жизни дружбу — всё равно, что лишить мир солнечного света.

14:31 

28 июня 1889 г. Вырванные из блокнота листы.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
Этот день навсегда останется для меня самым странным днем моей жизни.
Сейчас, записывая воспоминания, я не могу понять, чего же было больше - ужаса или восхищения.
Я увидел, как моя жизнь рассыпается в прах под моими ногами.
Я успел ощутить все то, что теряю.
Дорогих мне людей, общение и дружбу, любовь и доверие. Все, все это рассыпалось в прах прямо у меня на глазах.
Я виноват в этом сам, я когда-то ответил "да", тем самым разрешив моему другу рассказать все.
Я не могу его винить - потому что, пусть не перед Богом и людьми, но перед самим собою я признаю, что у него было больше прав на меня, чем у кого бы то ни было другого в моей жизни.
Но в то же время мне был явлен образ - образ понимания и человеколюбия, образ отрешения от собственной боли в пользу чужой, если бы душа моя могла вместить еще больше любви к моей Мэри, она бы разорвалась от силы тех чувств, что бились в моей груди.
Каждый оставшийся миг своей жизни я буду благодарить небеса лишь за то, что послали мне этих двух людей, даже если они и уйдут оба из моей жизни.
Как я того заслуживаю.

Но в то же время, сегодня я увидел как из праха что то складывается. Немыслимое и...
Нет, нет даже бумаге я доверить это не могу.
Особенно бумаге.
Надежды никогда не следует озвучивать, иначе они так и останутся бесплотными надеждами.
Но если в этом мире осталась справедливость - пусть они будут счастливы.
Не знаю как, не предполагаю даже чем или кем, но пусть будут счастливы. Если это только возможно.

Вопрос: Не сжигать листы в камине?
1. да  17  (100%)
Всего: 17

@темы: Amor non est medicabilis herbis - "нет лекарства от любви", Optimum medicamentum quies est - "лучшее лекарство - покой.", Tibi et igni - тебе и огню

URL
17:31 

29 июня 1889 г. запись в блокноте.

Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти.
Чувство стыда.
Так странно, первой мыслью, которая появилась во мне, когда я сегодня утром встретился с Мэри за завтраком было "Мне должно было быть стыдно".
За произошедшее вчера, за произошедшее гораздо раньше.
Но стыда не было.
Была вина, боль, тревога... Но стыда не было.
Стыд - это чувство, когда ты не контролируешь свои действия, за которые несешь отвественность.
Стыдно мне было тогда, когда я напился со своими однокашниками и не сдержав собственный язык разболтал о сердечной склонности одного моего друга. Эо была тайна, доверенная мне, но я не сдержался и рассказал. пусть оправданием этому стал алкоголь, но все же.
С тех пор я умею хранить не свои тайны. Чтобы не испытывать потом обжигающего чувства стыда.
То же, что случилось вчера - да, я виновен, да, я причинил боль Мэри... И Холмсу сейчас не слишком хорошо. И надо бы съездить к нему, но как?
Опять отвлекся.
Что же, я пишу эту заметку, пытась поймать разбегающиеся мысли и хоть что-то систематизировать.
Так вот, мне стоило бы стыдиться, если бы это был обычный адюльтер. От скуки... или от равнодушия.
Но своих чувств к моему дорогому другу... да и своих чувств к Мэри - я стыдиться не буду.
Никогда.

Вопрос: Верно?
1. да  14  (100%)
Всего: 14

@темы: В мире нет ничего лучше и приятнее дружбы; исключить из жизни дружбу — всё равно, что лишить мир солнечного света., Optimum medicamentum quies est - "лучшее лекарство - покой.", Consuetudo est altera natura - "привычка - вторая натура", Amor non est medicabilis herbis - "нет лекарства от любви"

Дневник Джона Х. Уотсона

главная